Поиск по сайту

 

Уважаемые жители Иркутской области!

Адрес электронной почты не предназначен для приема обращений граждан

Для направления обращения необходимо воспользоваться сервисом Интернет-приемная

 

Уважаемые жители Иркутской области! 

В ходе личного приема необходимо соблюдать

социальную дистанцию (1,5-2 метра),

использовать средства защиты

органов дыхания

(медицинские или гигиенические маски), перчатки.

 

Адрес:  г. Иркутск, ул. Карла Маркса, дом 40, офис 807 (Деловой центр "Собрание")

Почтовый адрес:

664011, г. Иркутск, а/я 16.

E-mail: ombudsman38@mail.ru

 

Прием граждан сотрудниками аппарата

Уполномоченного по правам человека в Иркутской области осуществляется

с понедельника по четверг

с 14 часов до 17 часов.

Личный прием Уполномоченным по правам человека в Иркутской области

осуществляется по предварительной записи по телефону 43-14-06, 

сот. 8-991-370-61-06

Уважаемые жители Иркутской области!

Адрес электронной почты не предназначен для приема обращений граждан

Для направления обращения необходимо воспользоваться сервисом Интернет-приемная
 

  

https://upch38.ru/news/2769.html

тел. 8-800-6-000-000,

(3952) 488-631,
(3952) 488-621

 

 

[12/06/22] Отобрание детей при угрозе их жизни хотят сделать исключительной мерой

Вместо этого предлагается передача ребенка под временную защиту его родственникам или в специальную организацию

 

Фотобанк Freepik/@user18526052

Один из адвокатов считает, что законопроект направлен на защиту семьи и родительства, а через это – на защиту детства, которое необходимо бережно защищать. Другая согласилась с внесением поправок, закрепляющих приоритет воспитания ребенка в семье, отметив, что процесс изъятия ребенка из семьи не должен быть формализован и бездушен. На третью проект произвел впечатление сделанного на скорую руку, поскольку в нем содержится много неоднозначных и непонятных моментов. Четвертая отметила, что поправками решается проблема правовой неопределенности основания нахождения детей у родственников, осуществляющих фактическую заботу о них и воспитание во время, когда это не могут делать родители.

В Госдуму внесен проект поправок в Семейный кодекс РФ и отдельные законодательные акты (законопроект № 157281-8), направленный на совершенствование семейно-правового регулирования отношений, связанных с государственной защитой прав и законных интересов детей.

Закрепление терминов

Законопроект закрепляет презумпцию добросовестности родителей. Действия родителей будут считаться добросовестными (соответствующими правам и законным интересам детей), если иное не будет установлено вступившим в законную силу решением, принятым в порядке, предусмотренном СК, ГПК, УПК или КоАП. По мнению авторов законопроекта, отрицание необходимости соблюдения этого принципа применительно к регулированию семейных отношений означало бы, что все родители (или иные лица, на попечении которых находятся дети) действуют в отношении своих детей недобросовестно и неразумно.

Поправки предлагают дополнить СК статьей, содержащей определения основных терминов. Так, «семья» определяется как общность людей, соединенных отношениями брака, родства, свойства, усыновления (удочерения) и связанных общими семейными традициями и ценностями, взаимными правами и ответственностью друг перед другом. Разработчики проекта отметили, что определение данного термина позволяет различить в системе семейных отношений внутрисемейные отношения, не подлежащие семейно-правовому регулированию, поскольку критерием такого различения являются юридические факты, указывающие на возникновение внутрисемейных отношений: брак, родство, свойство, усыновление (удочерение). Эти юридические факты, по мнению авторов поправок, выполняют для государства и общества роль своеобразных юридических «маркеров», ту черту, за пределы которой никто, кроме членов отдельно взятой семьи, входить не вправе, ибо за ней – частная жизнь членов семьи, сфера внутрисемейной свободы. Подчеркивается, что семья – нечто большее, чем брак, родство и т.д., это общность людей, связанных нравственными ценностями, семейными традициями, ответственностью друг перед другом.

Согласно проекту, родители – это мать и отец ребенка. Введение этого термина дано в целях реализации конституционного положения о «сохранении традиционных семейных ценностей» и исключает использование данного термина в значении «родитель 1» и «родитель 2», отмечается в пояснительной записке. Также даются определения терминам: близкие родственники, брак, дети, оставшиеся без попечения родителей, законные представители ребенка, лица, на попечении которых находятся дети, родительские права, родственники и свойственники.

Также предлагается скорректировать положения, регулирующие права и обязанности родителей по воспитанию и образованию детей. Так, согласно проекту, родители имеют право и обязаны не только воспитывать своих детей, но и заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии. Закрепляется, что родители несут ответственность за воспитание своих детей, за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития детей. Уточняется, что родители вправе свободно выбирать методы воспитания ребенка, исходя из его законных интересов, возраста, состояния здоровья и уровня развития, в соответствии со своим мировоззрением, религиозными, национальными и культурными традициями своей семьи. При этом подчеркивается, что методы воспитания ребенка должны исключать причинение вреда здоровью ребенка либо совершение иных действий, запрещенных законодательством РФ.

Альтернатива отобранию детей

Законопроект предусматривает совершенствование положений процедуры отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью (ст. 77 СК). Как подчеркивают инициаторы поправок, взамен действующего механизма отобрания ребенка предлагается комплекс мер защиты детей, соразмерных тем угрозам, которые должны быть устранены, и не уничтожающих при этом содержание самого основного права ребенка на его семью. Приоритетной из них является – передача ребенка под временную защиту его родственникам или в организацию. Применение этой меры допускается с учетом мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет.

Разработчики проекта поясняют, что временные меры защиты ребенка являются срочными (оперативными) мерами реагирования, порядок их применения позволяет оперативно обеспечить безопасность ребенка от любых непосредственных угроз: перечень случаев определен законом. Они применяются теми органами, которые обнаружили детей, нуждающихся во временных мерах защиты; дают возможность быстрого устройства таких детей; при их применении отсутствует необходимость проводить обследование и собирать доказательства вины родителей. Отмечается, что такие меры не связаны с изъятием ребенка, которое предполагает его принудительное разлучение с родителями помимо воли родителей и ребенка, а временные меры защиты применяются в случаях, когда родители отсутствуют и неизвестно их местонахождение либо они находятся в таком состоянии, при котором не могут выразить свою волю. В соответствии с поправками при применении указанных мер допускается проживание ребенка, нуждающегося во временной защите, совместно с лицом, осуществляющим такую защиту, по месту жительства (месту фактического нахождения) ребенка или лица, осуществляющего временную защиту ребенка.

Предполагается, что передача ребенка под временную защиту не будет являться основанием для признания ребенка оставшимся без попечения родителей и не повлечет прекращения родительских прав. Для определения статуса ребенка, в отношении которого применяются временные меры защиты, в семейное законодательство вводится термин «ребенок, нуждающийся во временной защите».

Законопроектом устанавливается общее правило продолжительности применения временных мер защиты ребенка – до тех пор, пока не отпадут или не будут устранены обстоятельства, повлекшие временную невозможность осуществления родителями родительских прав. Вместе с тем в целях защиты прав и законных интересов ребенка предусматривается ряд специальных правил. Так, если по истечении месяца со дня временного устройства ребенка в организацию родители не явились за ним либо ребенок не был передан под временную защиту иным его родственникам, руководитель организации направляет в орган опеки и попечительства уведомление о проверке факта отсутствия у ребенка попечения родителей.

Кроме того, поправками урегулирован порядок возврата ребенка родителям: на органы полиции возлагается обязанность оказывать родителям содействие в возвращении ребенка, находящегося под временной защитой других лиц или организаций. Соответствующие поправки предусмотрены в Закон о полиции и в Закон об основах охраны здоровья граждан в РФ.

В соответствии с законопроектом отобрание ребенка рассматривается как исключительная мера защиты ребенка, применяемая на основании вступившего в законную силу судебного решения о лишении родителя родительских прав, об ограничении родителя в родительских правах или об отмене усыновления. Отмечается, что по ходатайству истца суд в соответствии со ст. 212 ГПК РФ может обратить решение об отобрании ребенка к немедленному исполнению, исполнение такого решения суда производится судебным приставом-исполнителем.

Совершенствование вопросов опеки

Проектом предлагается закрепить в СК РФ права родителей обращаться в орган опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка с заявлением о назначении ему опекуна (попечителя) на случай, когда они по уважительным причинам не смогут временно осуществлять свои родительские права в течение определенного периода времени. Так, по сравнению с действующим законодательством предусматривается порядок не только подачи заявления, но и принятия решения органом опеки; определяется примерный перечень уважительных причин для установления опеки по заявлению родителей. К таким причинам относятся: служебная командировка родителей на определенный срок; выполнение ими работы вахтовым методом; их длительная болезнь, связанная с необходимостью пребывания в медицинском стационаре; их нахождение под стражей; отбывание ими наказания в виде лишения свободы, за исключением случаев отбывания лишения свободы за совершение ими умышленных преступлений против жизни или здоровья своих детей, либо против половой неприкосновенности детей, либо преступлений, связанных с вовлечением детей в совершение преступлений или антиобщественных действий.

Помимо этого определяется порядок разрешения разногласий родителей по вопросам подачи совместного заявления о назначении опекуна ребенку или относительно лица, определяемого ими в качестве опекуна. Планируется определить сроки назначения органом опеки опекуна по заявлению родителей при наличии уважительных причин; основания отказа органа опеки в назначении опекуном лица, определенного в заявлении родителей; порядок обжалования отказа. Кроме того, будут предусмотрены порядок согласования с родителями лица, определяемого органом опеки в качестве опекуна ребенка; механизм взаимодействия родителей и опекуна в процессе осуществления им своих полномочий. Соответствующие поправки предлагается внести и в Закон об опеке и попечительстве.

Законопроектом предусмотрено предоставление родителям права выдать нотариально удостоверенное согласие на осуществление правомочий законного представителя ребенка (детей) родственником или свойственником в период временного нахождения ребенка с такими лицами в отсутствие родителей, за исключением ряда правомочий. Отмечается, что нотариально удостоверенное согласие может быть выдано одному или нескольким лицам. Поправками также закрепляются права родителей привлекать для целей воспитания ребенка родственников и (или) иных лиц без обязательного документального оформления правомочий этих лиц.

Проект конкретизирует права родителей на временное устройство ребенка в организацию на период, когда они по уважительным причинам не смогут осуществлять свои родительские права. В отличие от действующего порядка, законопроектом предусматривается, что такое устройство допускается в целях обеспечения защиты прав и законных интересов ребенка в течение периода, когда его родители по уважительным причинам временно не смогут осуществлять свои родительские права. Выбор организации осуществляется органом управления социальной защиты населения по согласованию с родителями ребенка и с учетом мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет. Отмечается, что срок временного пребывания ребенка в организации однократно или в совокупности не должен быть более одного года в течение периода до достижения ребенком совершеннолетия.

Право ребенка жить в родной семье

В целях реализации конституционного принципа приоритета семейного воспитания детей, в том числе применительно к детям, имеющим попечение родителей, поправки дополняют ст. 54 СК принципом обеспечения ребенку права жить и воспитываться в родной семье.

Разъясняется, что право ребенка жить и воспитываться в родной семье означает:

  • право ребенка, нуждающегося во временной защите или оставшегося без попечения родителей, на сохранение своего семейного окружения и устройство на попечение родственников, свойственников или фактических воспитателей, в том числе отчима (мачехи), за исключением случаев, установленных СК (п. 3 ст. 54 СК в редакции проекта);
  • преимущественное право родственников ребенка на его воспитание в случаях, предусмотренных законом (ст. 79.4 СК в редакции проекта). Перечень оснований отказа родственнику в передаче ему ребенка на воспитание устанавливается СК (п. 4 указанной статьи в редакции проекта);
  • возложение обязанности на органы полиции при наличии сведений о родственниках ребенка уведомлять их о ребенке, оставшемся без попечения родителей или нуждающемся во временной защите (ст. 12 Закона о полиции в редакции проекта).

Законопроект предусматривает уточняющую поправку в ст. 99 СК в части соглашения об уплате алиментов на несовершеннолетних детей, находящихся под опекой. Авторы поправок подчеркивают, что это необходимо для обеспечения принципа правовой определенности положений СК, касающихся получателей алиментов на несовершеннолетних детей и защиты их прав и законных интересов. Предлагается при отсутствии родителя (усыновителя), в распоряжение которого должны поступать причитающиеся ребенку алименты, соглашение об уплате алиментов на несовершеннолетних детей заключать между родителем, обязанным уплачивать алименты, и опекуном несовершеннолетнего ребенка.

«Принятие законопроекта позволит обеспечить эффективную защиту ребенка от возможных угроз его жизни или здоровью без нанесения ущерба добропорядочной семье и тем самым укрепить институт семьи, повысить доверие граждан к институтам публичной власти, обеспечить партнерство государства и семьи в решении национальных задач обеспечения благополучия каждого ребенка, каждой отдельной семьи и государства в целом», – указали авторы поправок.

Руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД» Сергей Макаров положительно оценил предлагаемые поправки: «Во-первых, они логичны в свете изменений, внесенных в Конституцию и требующих внесения соответствующих изменений в профильные законы, во-вторых, они действительно направлены на защиту семьи и родительства, а через это – на защиту детства, которое необходимо бережно защищать».

Сергей Макаров отметил, что законопроектом последовательно проведена замена ставшей стандартно-привычной фразы «лица, заменяющие родителей» на фразу «иные лица, на попечении которых находятся дети». «Теперь будет четко и однозначно зафиксировано, что родители – единственны, уникальны, и заменить их нельзя даже в случае их отсутствия или их недобросовестности. Это очень значимое изменение, имеющее не только терминологическое, но и идеологическое значение – как важный сигнал верховной государственной власти, адресованный и обществу, и, что немаловажно, чиновникам. Последний аспект важно обозначить в свете деятельности органов опеки и попечительства, к работе которых есть огромные претензии и у многих граждан, и у нас, практикующих адвокатов», – считает он.

Сергей Макаров поделился, что известны случаи, когда сотрудники органов опеки и попечительства не забирали или не сразу забирали детей из семей, где они подвергались жестокому отношению со стороны родителей (вплоть до избиений). Однако такие органы изымали детей из бедных и очень бедных семей, имеющих мало денег и едва справляющихся с содержанием своих детей, но все же старающихся создать своим детям наилучшую обстановку, – вместо того, чтобы помочь этим семьям, поскольку сама по себе обстановка в этих семьях была хорошей, пояснил адвокат. По его мнению, предлагаемые изменения направлены на то, чтобы вмешательства посторонних лиц, включая органы власти, в дела семьи по общему правилу не было.

«Однако вижу недостаток предлагаемого законопроекта в том, что, по моему мнению, правило недопущения внешнего вмешательства в дела семьи все-таки нужно уравновесить возможностью принудительной защиты детей, подвергающихся в семье жестокому обращению. Считаю необходимым конкретизировать хотя бы в виде примерного перечня возможные виды вреда здоровью ребенка (причем вреда не только физического, но и психологического), причинение которого должно быть исключено из методов воспитания», – прокомментировал эксперт.

Адвокат подчеркнул, что важным является то, что предлагается дать законодательные определения понятиям брака, семьи, родителей, близких родственников, родственников, свойственников. Это весьма необходимо для однозначного понимания и правоприменения (в частности – чтобы дети, оставшиеся без попечения родителей, не лишались и общения с иными родственниками), указал он. «Кроме того, категорически важно не допустить какой бы то ни было разнузданности в сфере семейных отношений. В этом плане задача сохранения традиционных семейных ценностей – исключительно правильный ориентир, в соответствии с которым разработаны и предложены рассматриваемые изменения в семейное законодательство», – заключил Сергей Макаров.

Адвокат АП Воронежской области Екатерина Задорожняя согласна с внесением поправок, закрепляющих приоритет воспитания ребенка в семье. «Процесс изъятия ребенка из семьи не должен быть формализован и бездушен. Нужны веские основания считать, что ребенку в окружении родственников и родителей будет хуже, чем в детском доме. С другой стороны, необходимость получения решения суда делает процесс изъятия ребенка длительным и в тех случаях, когда изъятие из семьи действительно необходимо, родители могут успеть нанести ребенку вред», – пояснила она.

Вместе с тем Екатерина Задорожняя отметила, что в поправках есть положения, которые непонятно, как будут реализовываться на практике. «Например, упоминание про воспитание детей с учетом финансовых возможностей и способностей родителей. Непонятно, что это за способности и какие должны быть возможности, чтобы воспитание не причиняло вред ребенку и не позволило изъять ребенка из семьи», – полагает адвокат.

Неоднозначна, по ее мнению, и поправка о методах воспитания детей исходя из мировоззрения родителей и культурных традиций семьи. «Для кого-то является нормальным использовать ремень как меру наказания, а для других это недопустимый стиль воспитания. С учетом данной поправки обе семьи будут считаться благополучными, а родители – добросовестными, а что чувствует сам ребенок, при этом никого не волнует. И это, на мой взгляд, является упущением», – считает Екатерина Задорожняя.

Руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина заметила, что законопроект производит впечатление сделанного «на скорую руку». Она пояснила, что в нем много неоднозначных, непонятных моментов, а в пояснительной записке – множество лингвистических ошибок. Несмотря на это, по ее мнению, в целом многие концепты проекта можно оценить положительно, в частности наделение правами в отношении ребенка как родственников ребенка, так и супругов родителя, временное устройство детей по заявлению родителей, дополнение причин установления опеки над детьми.

Татьяна Сустина указала, что неясной в проекте является формулировка «регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципами недопустимости создания угрозы разрушения семьи вопреки воле ее членов». «О чем говорит законодатель? Какие угрозы разрушения семьи вопреки воле ее членов имеются в виду? Очень неоднозначная и опасная формулировка, за которой могут скрываться злоупотребления, в том числе меры покрывательства домашнего насилия», – полагает она.

Также, по мнению Татьяны Сустиной, не совсем понятна терминология «организаций, оказывающих социальные услуги». Она отметила, что данная формулировка содержится в терминах законопроекта, однако в таком виде нигде более не встречается. Несмотря на это, как считает адвокат, введенная процедура временных мер защиты ребенка осуществляется в «организацию», поэтому необходимо понимать четкий перечень и суть таких организаций: «Мои опасения вызывает тот факт, что под организацией, оказывающей социальные услуги, куда может быть помещен ребенок, можно понимать как обычный детдом, так и специально созданную, но ничем по факту не отличающуюся от детского дома структуру».

Адвокат АП г. Москвы, партнер BGP Litigation Виктория Дергунова подчеркнула, что законопроект решает проблему правовой неопределенности основания нахождения детей у родственников, осуществляющих фактическую заботу о них и воспитание во время, когда это не могут делать родители, или в случае оставления детей без попечения до официального устройства в семью.

 

Относительно наделения родителей правом выдать на период своего отсутствия нотариально удостоверенное согласие родственникам или свойственникам на осуществление правомочий законного представителя ребенка адвокат отметила, что, в первую очередь, речь идет о бабушках и дедушках. У них ребенок живет, как правило, в период летних каникул или нахождения родителей в командировке, на лечении (реабилитации) или на учебе в другом городе или стране, пояснила Виктория Дергунова. Она обратила внимание, что такое согласие не является абсолютным, в него нельзя включить выезд ребенка из России, принятие ребенком гражданства иного государства либо усыновление ребенка, обращение в суд в его интересах с иском о лишении или ограничении родителей в родительских правах, совершение сделок с имуществом ребенка или от его имени, выдачу доверенностей от имени ребенка. Кроме того, нельзя давать информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство для оказания ребенку медицинской помощи и на отказ от такового, если иное прямо не оговорено в таком согласии, добавила адвокат.

Виктория Дергунова считает, что вопросы вызывает предлагаемая форма по наделению таких лиц правомочиями по защите прав и законных интересов ребенка – согласие, а не доверенность, которую, в отличие от него, можно отозвать в любой момент. Сам срок, на который может быть выдано согласие, – до исполнения 18 лет ребенку, – не согласуется с концепцией «временного характера» случаев невозможности осуществления родительских прав, на урегулирование которых изначально направлена поправка. «На практике это может привести к возникновению ситуаций, аналогичных известному делу девочки, которая при живых и не лишенных родительских прав родителях первые 6 лет своей жизни безосновательно жила в перинатальном центре. Теперь родители уже на вполне законных основаниях смогут доверить (а фактически передать) осуществление своих родительских прав в отношении ребенка посторонним лицам с рождения вплоть до достижения им совершеннолетия. Насколько это согласуется с правом ребенка жить и воспитываться в семье, общаться с обоими родителями в равной мере, другими близкими родственниками – остается неясным», – прокомментировала эксперт.

Она указала, что, согласно поправкам, потенциально именно суд будет решать, кого назначить ребенку опекуном, однако каким образом преодолевать решение суда и можно ли это сделать в принципе в последующем при взаимном согласии родителей – законопроект ничего не говорит. Поскольку подназначение опекуна также не предусмотрено, в случае отказа потенциального опекуна от принятия подобного рода обязательства или его смерти ситуация устройства ребенка в семью заинтересованных людей так и останется неразрешенной, пояснила Виктория Дергунова.

Адвокат указала, что законопроект сохраняет право на обращение в орган опеки и попечительства с информацией об угрозе жизни или здоровью ребенка только за должностными лицами и самим ребенком вне зависимости от его возраста. «Таким образом, законопроект упраздняет право ребенка на обращение в суд по достижении 14 лет, что нельзя считать соответствующим интересам детей, которые в указанном возрасте, согласно ст. 26 ГК РФ, обладают самым широким спектром прав и обязанностей. В результате законодатель считает их достаточно зрелыми, например, для ведения предпринимательской деятельности, но недостаточно осознанными для инициации споров с родителями, например в случае злоупотребления ими своими правами и бездействия уполномоченных органов», – заключила Виктория Дергунова.

 
В вашем браузере отключена поддержка Jasvscript. Работа в таком режиме затруднительна.
Пожалуйста, включите в браузере режим "Javascript - разрешено"!
Если Вы не знаете как это сделать, обратитесь к системному администратору.
Вы используете устаревшую версию браузера.
Отображение страниц сайта с этим браузером проблематична.
Пожалуйста, обновите версию браузера!
Если Вы не знаете как это сделать, обратитесь к системному администратору.