21 февраля 2011 г.

Не торопитесь искать невиновных

Не торопитесь искать невиновных

Судейскому сообществу не понравилась идея оценивать уголовные дела свежим взглядом – со стороны.

На этой неделе президиум Совета судей попросил главу Конституционного суда Валерия Зорькина оценить мысль о проведении публичной независимой экспертизы. Проще говоря, чтобы профессионалы, ничем не обязанные системе, читали уголовные дела и высказывали веское мнение. Мол, здесь – ошибка, здесь – глупость, а здесь – не придерешься. Чего независимому спецу бояться? Он правду в карман не спрячет.

Однако возникло подозрение, что идея противоречит Основному закону. Поэтому с такими предложениями надо быть осторожней – от греха. А я ведь – какой ужас – тоже успел отметиться "крамольными" речами на прошлой неделе.

Плохое впечатление от правильного вопроса

Мое первое впечатление от документа было печальным. Мол, опять какие-то ретрограды хотят загубить хорошее начинание. Скажете, так не бывает? Однако при внимательном прочтении возникло стойкое ощущение, что авторы письма в чем-то правы. Так или нет, пусть разбирается конституционная инстанция.

Гражданскому же обществу, возможно, стоит поблагодарить их за то, что подняли столь важный вопрос на официальную высоту. Ведь для хорошей идеи нет ничего хуже, когда ее обходят молчанием. А так у нас появился повод еще раз подумать, каким может быть гражданский контроль за судами и может ли он быть вообще.

Чем опасны хорошие инициативы

Письмо стало реакцией на инициативу судьи КС России в отставке Тамары Морщаковой. Она предложила провести экспертную оценку громких дел, идея прозвучала на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте страны. Однако судейскому сообществу, судя по всему, слова известного и уважаемого юриста пришлись не по вкусу. "В выступлении были названы конкретные уголовные дела, в том числе и те, приговоры по которым не вступили в законную силу", – сказано в обращении Совета судей. Поэтому президиум интересуется, насколько такие действия соответствуют Конституции.

Официального ответа пока нет, он и не мог появиться так быстро. А неофициальные источники в Конституционном суде сообщили Интерфаксу, что в данном случае высший суд не сможет дать ответ в форме правовой позиции. "Такое обращение не соответствует порядку обращения в КС", – сказал собеседник агентства. Он пояснил, что согласно закону, жалобы в КС подаются не просто на обнаруженные кем-то нарушения Основного закона, а на конкретные правоприменительные решения. "Если, к примеру, такую экспертизу проведут, и кто-то посчитает нарушенными свои права, а суды не примут решений в пользу заявителей, тогда КС может принять жалобу", – сказал источник.

Громкие дела не терпят тишины

Сама Тамара Морщакова в интервью Российскому агентству правовой и судебной информации (РАПСИ) заявила, что, по ее мнению, проведение независимого мониторинга по резонансным уголовным делам не противоречит Основному закону РФ. Она напомнила, решение проводить такой мониторинг – "это решение Совета, а не просто мое личное мнение".

"Члены Совета неоднократно подчеркивали, что подобные экспертизы возможны только по делам, решения по которым вступили в законную силу", – отметила Тамара Морщакова, добавив, что в ближайшее время будут обнародованы результаты независимой экспертизы по делу юриста Сергея Магнитского и еще ряду уголовных дел. По ее словам, президент Росссии Дмитрий Медведев неоднократно заявлял, что охотно бы знакомился с результатами подобных экспертиз. Но и письмо из президиума, судя по всему, не стало неожиданностью.

"Я в принципе ожидала подобной реакции со стороны Совета судей РФ, поскольку судебной системе надо как-то себя защищать", – сказала Тамара Морщакова. По ее мнению, результатом обращения может стать попытка лишить ее статуса судьи в отставке. "Однако для применения такого дисциплинарного взыскания я не вижу никаких оснований", – сказала она. Кроме того, с 31 января 2011 года она формально не имеет никакого отношения к КС РФ. (В последние годы Тамара Морщакова занимала должность советника Конституционного суда РФ).

Есть ли истина в вине

На мой взгляд, инициатива президентского совета достойна большего, чем просто проверка резонансных приговоров. Более того, на мой взгляд, за названные дела вообще не стоит браться, по крайней мере – пока. Есть ощущение, что при любом раскладе здесь трудно избавиться от налета политизированности. А ведь, по-хорошему, цель такой экспертизы – консенсус. Мало провести разбор полетов. Гражданское общество и профессиональная среда должны принять анализ, поверить ему.

Нашей стране нужен свой проект "Невиновность", по типу существующего в США. Независимые эксперты должны проводить независимую экспертизу приговоров – любых, где есть сомнения. Надо браться за самые тихие, самые незаметные дела. Только в рутинной работе будет толк.

Таким экспертам не нужны полномочия. Единственное право, которое им надо, – право доступа к уголовным делам в архивах. Пусть читают, анализируют. Мне кажется, в создании такой системы заинтересованы не только простые граждане, но и сами судьи. Хотя последние, возможно, этого еще не понимают.

В США никто не сомневается в профессионализме и беспристрастности судей, но и там дали ход "Невиновности". У нас – и в этом трудно не согласиться с Советом судей – подобные экспертизы также не должны использоваться во вред. В смысле – для давления на суд. Надо брать только старые дела. Подкупать или как-то ангажировать таких экспертов бесполезно: ведь у них никаких полномочий. Только суд вправе вынести решение, и только он может его изменить. Сила экспертов – в их авторитете. Адвокаты, как ни крути, представляют одну из сторон. Поэтому (как они сами жалуются) их часто не слышат. А действующему судье (как и прокурору), обнаружившему вопиющую ошибку в каком-нибудь старом деле, потребуется не столько профессионализм, сколько гражданское мужество, чтобы заявить об этом. Потому что он, фактически, подставит массу коллег и товарищей, в том числе влиятельных. Да и нет у него времени копаться в делах давно минувших дней.

На мой взгляд, эксперты не должны выступать по частностям, где, скажем, по-хорошему надо было дать 8 лет, а дали все 10. Нет, надо выявлять только вопиющие и бесспорные ошибки, когда в тюрьму попал невиновный.

У суда всегда есть право не согласиться с такими выводами. Но тогда аргументируйте, пожалуйста. Самое важное, чтобы голос экспертов слышали и к нему прислушивались. В любой сфере проблемы начинаются там, где стороны перестают слышать друг друга. Или звук проходит только в одну сторону.

В целом, независимый мониторинг, на мой взгляд, способен повысить доверие к судам. Потому что сделает правосудие более прозрачным. Все мы склонны ошибаться, даже судьи. Не надо их казнить за это, если ошибки эти несознательные (и не платные). Однако надо найти тех, кому по силам такие ошибки исправить.

Источник: Опубликовано на сайте rg.ru 11 февраля 2011 г.

В рубрике: Новости    


Оцените:
ПнВтСрЧтПт СбВс 27 28 29 30 31 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30