[13/02/23] ВС напомнил, что необходимость ограничения прав и свобод человека должна быть обоснована

Суд заметил, что нижестоящие инстанции проигнорировали доводы истца о том, что нарушение ею режима пребывания в России обусловлено вынужденными жизненными обстоятельствами, а установленное ограничение на въезд в страну не соотносится с тяжестью совершенного проступка

 

 

Как отметил один из экспертов, в одно время сформировалась судебная практика, согласно которой решение о неразрешении въезда в РФ иностранному гражданину признавалось незаконным, если у такого иностранного гражданина супруг являлся гражданином России, однако впоследствии практика стала не такой однозначной. Второй посчитал, что ВС фактически пресек формальные формулировки, свойственные представителям органов власти, о том, что запрет на въезд в РФ является оправданным, соразмерным преследуемой цели защиты населения, прав и законных интересов других лиц. Третья рассказала, что в ее практике суды выносили разные решения, а в делах, где к административному нарушению добавлялось вынесение решения о нежелательности пребывания, судебный акт было обжаловать сложнее.

Верховный Суд в Кассационном определении № 4-КАД22-35-К1 от 18 января напомнил нижестоящим инстанциям, что необходимо учитывать при решении вопроса о запрете иностранцу на въезд в Россию.

12 февраля 2014 г. УФМС России по Московской области вынесло решение о неразрешении Минае Агаевой въезда в Россию сроком до 14 июля 2016 г. Вернувшись в Азербайджанскую Республику, 6 ноября 2014 г. Миная Агаева расторгла брак, получила новый паспорт и сменила фамилию на Садыхову, под которой с 2014 по 2019 г. неоднократно въезжала в Россию.

В 2017 г. ее бывший муж и сын приобрели гражданство РФ. Решением ОМВД России по городскому округу Клин от 28 марта 2019 г. Садыховой запретили въезд в Россию до 20 августа 2023 г. 17 сентября 2019 г. экс-супруги в Азербайджане вновь заключили брак, жене была присвоена прежняя фамилия Агаева, под которой 24 сентября она въехала в Россию.

Считая решение от 28 марта 2019 г. о неразрешении въезда незаконным, Миная Агаева обратилась в суд с административным иском о его отмене. Клинский городской суд Московской области отметил, что истец в период своего предыдущего пребывания в России не выехала из страны и находилась в ней непрерывно свыше 180 суток, но не более 270 суток со дня окончания предусмотренного законом срока временного пребывания, в связи с чем имеется наличие предусмотренных законом обстоятельств для принятия решения о неразрешении ее въезда в Россию. Апелляция и кассация согласились с доводами первой инстанции.

Изучив материалы дела, Верховный Суд посчитал, что выводы судов сделаны без проверки доводов Минаи Агаевой о том, что она является инвалидом I группы; в связи с полной потерей зрения не может обходиться без посторонней помощи, которую ей оказывают муж и сын; а также что запрет на въезд лишает ее возможности после проведенных в России операций осуществлять регулярные обследования и лечение; нарушение ею режима пребывания в России обусловлено вынужденными жизненными обстоятельствами, установленное ограничение не соотносится с тяжестью совершенного проступка.

Согласно Конституции каждый, кто на законных основаниях находится на территории какого-либо государства, имеет в пределах этой территории право на свободу передвижения и свободу выбора местожительства. Любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе, преследовать социально значимую, законную цель (обеспечение защиты основ конституционного строя, общественного спокойствия, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства), являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой социально значимой, законной цели).

Несоблюдение одного из этих критериев представляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите в установленном законом порядке, указал ВС. Конституционный Суд неоднократно указывал, что, оценивая нарушение тех или иных правил пребывания (проживания) иностранных граждан в России как противоправное деяние и, следовательно, требующее применения мер государственного принуждения, уполномоченные органы исполнительной власти и суды обязаны соблюдать вытекающие из Конституции требования справедливости и соразмерности, которые предполагают дифференциацию публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания. Суды должны учитывать обстоятельства, касающиеся длительности проживания иностранного гражданина в России, его семейное положение, обеспеченность жильем на территории России, обращение о приеме в российское гражданство. Уполномоченные органы обязаны избегать формального подхода при рассмотрении вопросов, касающихся в том числе и неразрешения въезда (Постановление Конституционного Суда от 17 февраля № 5-П/2016, Определение от 2 марта № 55-О/2006).

Таким образом, необходимость ограничения прав и свобод человека должна быть обоснована установленными фактическими обстоятельствами. Ограничение прав и свобод человека допускается лишь в том случае, если имеются относимые и достаточные основания для такого ограничения при условии соблюдения баланса между законными интересами лица, права и свободы которого ограничиваются, и законными интересами иных лиц, государства, общества, указал ВС. «В любом случае суды, не ограничиваясь установлением лишь формальных оснований применения закона, должны исследовать и оценивать реальные обстоятельства, чтобы признать соответствующие решения в отношении иностранного гражданина необходимыми и соразмерными; в противном случае это может привести к избыточному ограничению прав и свобод иностранных граждан», – отмечается в кассационном определении.

Верховный Суд обратил внимание, что суды, сославшись на то, что Миная Агаева не привела уважительных причин своего нахождения после истечения срока законного пребывания на территории России, обстоятельств, объективно препятствующих ей покинуть территорию страны, расценили ее поведение как сознательное пренебрежительное отношение к законодательству и сделали вывод о соразмерности примененной административным ответчиком меры ответственности, указав, что оспариваемое решение прав и законных интересов административного истца не нарушает.

Суды не учли, что достижение задач административного судопроизводства невозможно без соблюдения принципа состязательности и равноправия его сторон при активной роли суда (п. 7 ст. 6, ст. 14 КАС). Данный принцип выражается в том числе в принятии судом предусмотренных КАС мер для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств в целях правильного разрешения административного дела. Этим кодексом установлены нормативные требования к принимаемому судами первой и апелляционной инстанций судебному акту, предусматривающие, в частности, обязательность указания обстоятельств административного дела, установленных судом, доказательств, на которых основаны выводы об этих обстоятельствах, мотивов, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

Между тем доводы Агаевой о том, что оспариваемое решение ограничивает ее право на личную семейную жизнь, поскольку она не имеет возможности проживать на территории государства ее гражданской принадлежности ввиду продажи находящейся там квартиры и использования денежных средств ее мужем на приобретение жилого помещения в Московской области, в котором они зарегистрированы и проживают, не проверены и не исследованы, оценка им не дана. Оставлено без правовой оценки утверждение административного истца о том, что запрет на въезд в Россию не является оправданным, соразмерным преследуемой цели защиты населения, прав и законных интересов других лиц при отсутствии с ее стороны угрозы общественному порядку и общественной безопасности. В нарушение норм процессуального закона судами необходимость ограничения прав и свобод Минаи Агаевой не обоснована. Верховный Суд счел возможным направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

Генеральный директор, партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев назвал данную категорию дел распространенной. «В одно время сформировалась судебная практика, согласно которой решение о неразрешении въезда в РФ иностранному гражданину признавалось незаконным, если у такого иностранного гражданина супруг являлся гражданином России. Впоследствии практика стала не такой однозначной. Но в данном деле Верховный Суд не только учел наличие указанного обстоятельства, но и особо отметил принцип соразмерности наказания тяжести совершенного правонарушения. В большинстве случаев суды не воспринимали довод об этом и отказывали в удовлетворении исков иностранных граждан, если не было каких-либо иных причин для незапрещения им въезда на территорию РФ», – указал он.

Антон Алексеев полагает, что в данном деле сошлось несколько факторов, которые должны были быть учтены судами нижестоящих инстанций, что позволило ВС РФ принять решение в пользу иностранного гражданина. «Без сомнения, данное определение является значимым для формирования положительной практики в отношении иностранных граждан в подобных спорах и может быть использовано при защите и обосновании позиции в других делах», – посчитал эксперт.

Адвокат Адлерского филиала № 1 г. Сочи «Краснодарская краевая коллегия адвокатов» Михаил Мануков посчитал, что определение выглядит достаточно интересным в силу проработки либерального подхода и исключенного формализма, свойственного судам. По его мнению, в деле однозначно была нарушена состязательность сторон, поскольку суды не учли, что достижение задач административного судопроизводства невозможно без соблюдения принципа состязательности и равноправия его сторон при активной роли суда. Суд обязан был принять все меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств в целях правильного разрешения административного дела, однако не принял во внимание многие доводы и доказательства административного истца (о здоровье, об отсутствии жилого имущества в стране гражданской принадлежности, отсутствии существенного нарушения сроков пребывания в России и так далее).

Михаил Мануков заметил, что ВС фактически пресек формальные формулировки, свойственные представителям органов власти, о том, что запрет на въезд в РФ является оправданным, соразмерным преследуемой цели защиты населения, прав и законных интересов других лиц. «В чем заключается угроза, если человек не нарушает закон, непонятно. Эти высказывания, как правило, не обоснованы и не мотивированы. В данном случае при таких формулировках нарушается ч. 1 ст. 27, ч. 3 ст. 55 Конституции», – указал он.

Адвокат АП Амурской области Любовь Татарец рассказала, что в ее практике суды выносили разные решения, а в делах, где к административному нарушению добавлялось вынесение решения о нежелательности пребывания, судебный акт было обжаловать сложнее. Так, она рассказала о деле гражданина Вьетнама, в отношении которого было вынесено решение о запрете на въезд после того, как у него обнаружили туберкулез. На родине он провел операцию и вылечился, после чего адвокат добилась отмены запрета со ссылкой на то, что обстоятельства, которые послужили основанием для вынесения запрета, в настоящее время отсутствуют. «Несмотря на возражения ответчика в части того, что административный истец не привела уважительных причин своего нахождения за пределами установленного срока в России, ВС указал, что состязательность и равноправие в суде возможны при активной роли суда», – отметила адвокат.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-napomnil-chto-neobkhodimost-ogranicheniya-prav-i-svobod-cheloveka-dolzhna-byt-obosnovana/

ПнВтСрЧтПт СбВс 24 25 26 27 28 29 30 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 1 2 3 4